На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Трудности перевода

Нежданное счастье в виде денежного перевода в 30 тысяч долларов от мамы из Петропавловска свалилось на жителя города-курорта Сочи.

Как выяснилось, всему виной ошибка банковских работников, а женщина на самом деле отправила сыну 30 тысяч рублей. Разбогатевший в момент сочинец перестал выходить на связь с мамой и, по уверению сторон, вообще исчез в неизвестном направлении, а попытки банка через суд взыскать утраченное в итоге завершились неудачей.

Злополучные 30 тысяч рублей, магическим образом превратившиеся в 30 тысяч долларов, кли-ентка «Цеснабанка» отправила сыну по широко разрекламированной системе денежных переводов «Юнистрим». Как впоследствии было установлено в суде первой инстанции, досадную ошибку допустила оператор банка: при оформлении заявления на перевод денег вместо российских рублей она указала доллары США. А контролер, выполнявшая следующую банковскую операцию, не проверила соответствие денежного перевода фактически уплаченной в кассу сумме и санкционировала перевод на сумму в долларах. Адресат получил деньги в тот же день. Волна сыновней благодарности, по всей видимости, оказалась настолько сильна, что унесла счаст-ливчика в неизведанные дали, и связь с ним до сих пор считается потерянной.

Банкиры, в свою очередь, решили, что искать ветра в поле – занятие бесперспективное и куда эффективнее взыскать «уплывшие» деньги с тех, кто находится в пре-делах досягаемости. АО «Цеснабанк» обратилось с иском о взы-скании суммы причиненного ущерба к клиентке, перечислившей деньги, и двум своим вышеупомянутым работницам, с которыми, между прочим, были заключены договоры о полной материальной ответственности. Что касается клиентки, то суд с самой первой инстанции встал на ее сторону, признав, что вины женщины в произошедшем нет, ведь она-то выполнила свои обязательства добросо-вестно. Кроме того, клиентка не стала владельцем данной суммы, поэтому нет и не может быть никаких оснований для взыскания с нее ущерба. А вот получатель – другое дело, и банк может обратиться с иском к нему.

Что касается работниц банка, то здесь позиция судий оказалась не столь однозначной. Суд первой инстанции частично удовлетворил иск, взыскав с оператора и контролера по 2 миллиона 206 тысяч 500 тенге с каждой. Апелляционная инстанция оставила это решение без изменения, однако в кассационной дело приняло совсем иной оборот.

Кассационная судебная коллегия областного суда под председательством Ивановой не согласилась с мнением прокурора Байтусовой, считающей апелляционное постановление законным, и признала обоснованными доводы кассационной жалобы работницы банка о неправильном определении вида материальной ответственности. По мнению судей кассационной инстанции, предыдущими судами допущено неправильное применение норм материального права.

— При определении вида материальной ответственности суд применил пп. 1 ст. 167 Трудового кодекса РК и сделал вывод, что ответчики несут полную материальную ответственность, согласно трудовым договорам и договорам о полной материальной ответ-ственности. Данные выводы суда не соответствуют закону, — говорится в кассационном постановлении. — Из указанных договоров и пп. 1 ст. 167 ТК РК следует, что непосредственная связь работника с ценностями при исполнении трудовых обязанностей является необходимым и обязательным условием его полной материальной ответственности за сохранность данных ценностей. Однако, истцом не представлены доказательства, что ответчики занимали указанные в п. 1.1 договоров от 14.07. 2008 г., 03.09.2007 г. должности и им работодателем вверялись или передавались какие-либо ценности.

По мнению кассационного суда, ответчики занимались оформлением документов на перевод денег, однако непосредственной связи с деньгами не имели. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о безосновательности возложения на работниц банка пол-ной материальной ответственности. Кассационная коллегия применила статью 166 Трудового кодекса РК об ограниченной материальной ответственности работника за причинённый работодателю вред и уменьшила взысканные суммы до размера средней заработной платы специалистов. В итоге, оператор должна уплатить ущерб банку в размере 3 4678 тенге, а контролер — 51 965 тенге. В остальной части решение суда первой инстанции и апелляционное постановление оставлены без изменения.

Вера ГАВРИЛКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *