На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Александр Путятин

писатель-историк, Москва

Штрафники Великой Отечественной

Вокруг истории II Мировой войны до сих пор сохраняется много противоречивых оценок, тайн и легенд. В числе самых популярных – мифы о штрафных подразделениях Красной Армии. За прошедшие годы были рассекречены многие архивы. Историки получили доступ к огромному массиву информации. Большинство этих документов оцифровано и выложено в интернет. Однако пресса продолжает печатать, а издательства – публиковать леденящие душу истории о советских штрафниках, не имеющие ничего общего с действительностью. Потом «креативные» режиссёры снимают по этим материалам фильмы и сериалы, вроде прогремевшего на всю страну «Штрафбата», и молодое поколение воспринимает их как документальные свидетельства.

Чтобы показать, насколько далеко от реальности отстоят знания российского обывателя о советских штрафниках, имеет смысл пройтись по основным составляющим «чёрной легенды», созданной совместными усилиями «либеральной» прессы и «передового» кинематографа.

Миф 1: Штрафники – изобретение Сталина

На самом деле подобные подразделения появились в начале XIX века во Франции. Создание их было связано с резким ростом численности войск и переходом на призывную форму комплектования. В Англии, где армия увеличилась ещё быстрее, в то же время появились «батальоны осуждённых», причём сразу двух типов: для тех, кто еще способен исправиться, и для безнадёжных. Позже эту систему дифференциации штрафников скопировал у британцев Гитлер.

В Советской России аналогичные части – вначале их называли «опороченными» – были созданы в 1918 году по приказу Реввоенсовета № 62 от 20 ноября. Инициатором новшества стал глава этой структуры – Лев Троцкий. В июне 1919 года, после изданного им приказа № 997, система сложилась окончательно. Основной организационной единицей «опороченных» частей стала штрафная рота, состав которой делился на постоянный и переменный. К первому относились командные кадры из коммунистов и комсомольцев. Во второй зачисляли «…военнослужащих, осуждённых к сему за преступные деяния военного характера, в том числе и за дезертирство».

Насколько «жестокой» была созданная Троцким система – расскажет беспристрастная статистика. По её данным, с июня по декабрь 1919 года заградотряды задержали 1,5 миллиона дезертиров, из которых 95 тысяч были признаны «злостными», а остальных – на первый раз – простили. В штрафные роты угодили 55 тысяч человек. Дела ещё 10 тысяч направили в суды военного трибунала. Там к лишению свободы приговорили 6 тысяч человек, к расстрелу – 4 тысячи. Из них фактически казнили менее 600, для остальных расстрел решено было считать условным.

Миф 2: В Красной Армии их было много

По окончанию Гражданской войны штрафные подразделения были упразднены и возродились после серии летних поражений 1942 года. Первоначально – как местная инициатива Ленинградского фронта. 25 июля в составе 42-ой армии была сформирована штрафная рота из пораженцев и дезертиров. Приказ № 227 от 28 июля 1942 года предписал распространить эту практику на все вооруженные силы. 28 сентября были утверждены Положения о штрафных ротах и батальонах и к началу 1943 года они воевали уже на всех фронтах – от Кавказских гор до Кольского полуострова.

В целом за годы войны в штрафные подразделения было направлено 427 910 человек. Цифра, что и говорить, впечатляющая!.. Однако нужно учесть, что в это же время через вооружённые силы прошло 34 476 700 человек. Доля штрафников в их числе – 1,24 %. Понятно, что не все военные сражались на фронтах. Но ведь и служба в штрафных частях, как правило, была временной. Туда обычно направляли на 1-3 месяца и могли освободить досрочно (за храбрость в бою или по ранению).

В 1944 году, когда система штрафных частей работала в полную силу, среднемесячная их численность по данным Генштаба составляла 27 326 человек. Всего же в действующей армии (включая воюющие подразделения флота) было около 11,2 миллиона человек. Доля штрафников в их числе – 0,24%. Конечно, не все эти миллионы постоянно находились на фронте. Одни дивизии убывали на отдых или переформирование, другие занимали их место. Кого-то держали во втором эшелоне, кого-то перебрасывали с одного участка на другой. Но ведь и со штрафными частями было то же самое. Их формировали и переформировывали в тылу. А поскольку «контингента» часто не хватало, отправка на передовую могла затянуться на несколько недель.

Генштаб знал об этой проблеме и пытался её решить. 24 марта 1943 года командующим фронтами была направлена директива №ГУФ/1902 за подписью маршала Жукова, которая требовала:
«1. Сократить число штрафных рот в армиях. Собрать штрафников в сводные роты и, таким образом, содержать их в комплекте, не допуская бесцельного нахождения в тылу…
2. В случае значительного некомплекта в штрафных батальонах вводить их в бой поротно, не ожидая прибытия новых штрафников из лиц начсостава…».

Так что реальное соотношение штрафников на фронте к общему числу воюющих в 1943-1945 годах достаточно близко к рассчитанным выше 0,24% (один штрафник на 400-420 военнослужащих).

Миф 3: Штрафники служили пушечным мясом

В прессе часто встречаются утверждения, что штрафные батальоны и роты были «военной тюрьмой, из которой один выход – на тот свет». Пишут, что их часто бросали в бессмысленные атаки, что именно для штрафников была придумана «разведка боем». Утверждают, что их отказывались снабжать боеприпасами и провиантом. Зато каждую штрафную часть с тыла подпирал заградотряд с пулемётами. Его бойцы открывали огонь при одном подозрении на самовольный отход с обороняемых позиций, при малейшей попытке снизить темп наступления в атаке.

Потери в штрафных частях, действительно, были велики. К примеру, за 1944 год они составили в среднем 14 191 человек в месяц, включая сюда убитых, раненых, заболевших и пропавших без вести. Это примерно 52% от штатной численности – в 4,5 раза больше, чем в среднем по армии. Но могло ли быть иначе, если штрафники сражались на самых опасных участках? Что касается заградотрядов, то приказ № 227 от 28 июля 1942 года предписывал «…ставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте трусов и паникеров». Таким образом, штрафные части и заградотряды не были связаны друг с другом, они могли решать свои задачи на разных участках фронта.

29 октября 1944 года Сталин подписал приказ № 0349, который констатировал, что «…необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала» и предписывал расформировать их к 15 ноября. Штрафные части продолжали воевать до конца войны. Отсутствие пулеметного заслона за спиной на их боеспособность не повлияло.

Миф 4: Они сражались только в пехоте

Юридической основой для создания штрафных частей стал упоминавшийся уже приказ № 227 от 28 июля 1942 года. В числе прочего он предписывал «…сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости». Кроме того, в каждой армии требовалось создать «…от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости». Эти батальоны и роты следовало поставить «…на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить свои преступления против Родины».

Приказ сразу вызвал возражения у командующих авиационными и механизированными соединениями. Ведь на подготовку опытного лётчика или танкиста нужен не один год, да и стоит она стране сумасшедших денег. Отправлять их, пусть и провинившихся, с винтовкой на передовую – не самое лучшее решение. Сталин согласился с этими доводами. 10 августа 1942 года он подписал директиву Ставки № 156595, которая позволяла сводить в штрафные танковые роты личный состав механизированных соединений, уличённый в саботаже или вредительстве, а «…безнадёжных, злостных шкурников из танкистов» предписывала направлять в штрафные пехотные роты.

Затем появилась директива № 170549, разрешавшая создавать штрафные эскадрильи. Их постоянный состав включал пять человек: командир, его заместитель, комиссар, старший техник и адъютант. Все остальные должности комплектовались летчиками и техниками, которые «…проявили саботаж, трусость и шкурничество».

Положение о штрафных эскадрильях, утверждённое Ставкой 6 сентября 1942 года по представлению командующего 8-ой воздушной армией, предусматривало формирование эскадрилий трех типов: штурмовой на Ил-2, истребительной на ЛаГГ-3 или Як-1 и легкобомбардировочной на У-2. Каждая из них содержалась сверх штата и подчинялась командиру дивизии, в которой была создана решением командарма.

Истребительные и бомбардировочные штрафные эскадрильи широкого распространения не получили. Ставка посчитала, что в них не выполняется главное условие приказа № 227: служба в штрафной части должна быть опаснее, чем в строевом полку. Другое дело – летчики-штурмовики. В то время их часто называли смертниками. Действительно, выходить к цели на низких высотах, под бешеным огнем зениток, в любую минуту ожидая удара истребителей – было опаснее, чем атаковать ДОТ с винтовкой наперевес. И потому к весне 1943 года в штате штурмовой авиадивизии, помимо трех обычных полков, появилась и отдельная штрафная эскадрилья.

Чтобы вина считалась снятой, от летчиков требовалось совершить определенное количество боевых вылетов или пробыть в составе штрафников 1-3 месяца. Понятно, что их отправляли на самые опасные задания. Туда, где ожидались максимальные потери. В случае гибели летчика-штрафника, его семья, согласно приказу наркома обороны № 298 от 28 сентября 1942 года, получала пенсию «…из расчета оклада денежного содержания по последней должности до направления в штрафное подразделение». Тех, кто отличился в воздушном бою, могли представить к наградам и досрочно восстановить в офицерском звании. После возвращения в строевые части они продолжали службу на общих основаниях. Некоторые из бывших штрафников к концу войны стали Героями Советского Союза.

Миф 5: Всех гребли под одну гребенку

Далеко не каждый пилот, угодивший под трибунал, мог попасть в штрафную эскадрилью. На фронте самым страшным преступлением считали трусость. Приказ наркома обороны № 0685 от 9 сентября 1942 года предписывал: «…летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части – в пехоту».

Кроме этого, за тяжкое преступление летчика могли отправить в штурмовую эскадрилью стрелком. Воевать ему было легче, чем в пехоте, но опаснее, чем за штурвалом. Если летчика Ил-2 бронекорпус и бронестекло прикрывали хотя бы от осколков, то его воздушный стрелок был практически беззащитен. Наполовину высунувшись из кабины, он ворочал крупнокалиберным пулеметом УБТ и мог лишь молиться о том, чтобы снаряды вражеских зениток разрывались подальше. Немецкие истребители обычно атаковали Ил-2 с задней полусферы, так что отбиваться от них тоже приходилось стрелкам. Неудивительно, что они несли огромные потери. Соотношение погибших летчиков штурмовых эскадрилий к их стрелкам было примерно 1 к 2. Авиашколы не успевали готовить пополнение. Замещение вакансий воздушного стрелка за счёт осужденных пилотов решило проблему.

Собственные штрафные части были не только у летчиков и танкистов. В 1943 году это право получили моряки. Там, где осужденных не хватало для роты, создавали штрафной взвод. Встречались и совсем экзотические случаи. Хотя приказ № 227 предписывал проявлять индивидуальный подход к провинившимся, на практике за коллективный проступок в разряд штрафной могли перевести всю воинскую часть, как это случилось с 214-м кавалерийским полком 63-й дивизии.

28 октября 1944 года его бойцы и командиры вышли из окружения без полкового знамени. Расследование показало, что оно исчезло 26 октября во время боя с немецкими танками и пехотой у венгерского города Надькалло. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 декабря 1942 года утратившая знамя часть расформировывалась, а её офицеров ждал суд военного трибунала. Однако в этом случае были учтены боевые заслуги полка и его командира, подполковника Данилевича. Тщательное исследование обстоятельств дела подтвердило, что в бою у Надькалло полк был спасен от уничтожения благодаря его опыту и мужеству.

Приказом наркома обороны № 0380 от 23 ноября 1944 года было решено:
«1. 214-й кавалерийский полк перевести в разряд штрафных и предупредить весь личный состав полка, что своими действиями в боях он должен искупить свою вину перед Родиной.
2. Виновника в утере Боевого Красного Знамени 214-го кавалерийского полка гвардии подполковника Данилевича понизить в звании до майора…»
Через три месяца боёв полк, как искупивший вину, был выведен из разряда штрафных частей и получил новое знамя. Данилевича восстановили в прежнем звании 5 ноября 1945 года.

Штрафных частей в СССР к этому времени уже не осталось. Они были расформированы сразу по окончании войны.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *